НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРКИ «ТАСМАНИАН-УИЛДЕРНЕСС»
28.12.2011 11:40

Территория всемирного природного наследия, включающая 5 примыкающих друг к другу национальных парков на западе острова Тасмания («Крейдл-Маунтин», «Уоллс-оф-Джерусалем», «Франклин-Гордон», «Саут-Вест» и «Харц-Маунтинс»). Они организованы в 60-е и 70-е годы прошлого века на общей площади 1,4 млн га. что составляет четверть всей территории острова. Охраняют природные комплексы альпийских лугов, горных сосновых и листопадных лесов из южного бука, а также влажных лесов предгорий, состоящих из сассафраса, филлокладуса ромбовидного, мирта, травяного дерева, южного бука и сосны. Фауна парка включает таких сумчатых, как сумчатый дьявол, кволла (крапчатая сумчатая куница), валлаби (древесный кенгуру), палемеллон (кустарниковый кенгуру), вомбат и другие. Обитает здесь утконос, а также многочисленные птицы, в числе которых какаду, медосос, попугай-розелла. На островках у побережья имеются лежбища тюленей и колонии пингвинов.

Заповедные леса острова Дьявола
Национальные парки, о которых пойдет речь, не слишком типичны для страны, в которой они находятся. Эти пять парков, образующих на острове Тасмания единую охраняемую территорию размером в половину Бельгии, необычны и интересны, как и сам остров, где они расположены. Климат Австралии, с точки зрения европейца, не назовешь благодатным. Внутренние районы этого материка — сухие саванны и пустыни, на обращенных к морю склонах Большого Водораздельного хребта — часты обильные дожди и здесь царит влажная духота. И всюду — жара, жара, жара...

И лишь остров Тасманию можно считать поистине райским уголком, где путешественник, прибывший из Старого Света, найдет и желанную прохладу, и привычные горно-лесные ландшафты, сдобренные, впрочем, изрядной долей чисто австралийской экзотики. Австралия не была бы Австралией, если бы не изумляла на каждом шагу необычностью своей флоры и фауны, и Тасмания в этом смысле — не исключение.

Этот огромный остров, величиной больше Шри-Ланки и лишь чуть поменьше Ирландии или Гаити, отделяет от материка 200-километровый Бассов пролив. Две цепочки островов на западе и востоке пролива соединяют Тасманию с остальной Австралией. Когда смотришь в солнечный день с южной оконечности материка— мыса Юго-Восточный— в сторону Тасмании, то вид этих островков, двумя прерывистыми мостами поднимающихся над синей гладью Бассова пролива, как бы напоминает о том, что некогда Австралия и ее самый большой остров составляли единый массив суши.

Берега Тасмании изрезаны узкими глубокими заливами, напоминающими фьорды Норвегии. Гористый рельеф, обилие лесов и озер, в сочетании с прохладным климатом, резко отличают Тасманию от безводных равнин внутренней Австралии, так же как и от ее поросшего влажными тропическими лесами восточного побережья. Европейским путешественникам этот остров более всего напоминает горную Шотландию.

А некоторые туристы-европейцы даже называют Тасманию «Швейцарией в миниатюре». На ее гористых берегах, изрезанных заливами и овеваемых дыханием морского ветра, открываются чудесные зеленеющие долины, ведущие к центру острова, на плоскогорье, где блестят озера, высятся лесистые холмы и высокие вершины, по полгода укрытые снежным покрывалом.

Самая высокая из этих вершин — Бен-Ломонд, поднимающая свой гребень на 1,5 км над уровнем моря (по австралийским меркам это не так уж мало: выше Бен-Ломонда здесь только Австралийские Альпы с высочайшей горой Австралии — Косцюшко). Многочисленные озера, дающие начало бурным порожистым рекам, придают тасманийскому пейзажу вполне альпийский облик. Почти в самом центре острова находится озеро Грейт-Лейк. Оно, как и расположенные по соседству озера Сент-Клер и Эко, служит одним из истоков главной реки Тасмании — Деруэнта. Все эти водоемы скрыты в глубине гор, окружены дикими скалами с зазубренными гребнями и действительно очень похожи на шотландские или швейцарские озера.

И реки Тасмании тоже непохожи на австралийские, вялые, мутные и пересыхающие на десять месяцев в году. Они рождаются из чистых горных ключей или полноводных озер, и круглый год шумно несутся по своим каменистым руслам в глубоких теснинах, промытых в базальтах и сланцах, среди густых лесов из древовидных папоротников и усыпанных яркими цветами лугов, пока не впадают, наконец, в узкие фьорды. В низовьях они даже судоходны, и по реке Деруэнт, например, теплоходы поднимаются на 40 км от устья.

Несмотря на несхожесть климата, флора Тасмании и Австралии едина. Из тысячи с лишним растений, живущих на острове, лишь триста не встречаются на материке. И здесь, как и по ту сторону Бассова пролива, горные склоны покрывают эвкалиптовые леса. Один из видов этих удивительных деревьев, эвкалипт шаровидный, достигает 120 м в высоту, соперничая ростом с признанным рекордсменом зеленого царства — американской секвойей. Во влажных ущельях растут гигантские древовидные папоротники и славящаяся своей роскошной красной древесиной франклинова сосна. Хватает на Тасмании и цветов: одних только орхидей здесь больше восьмидесяти видов!

В лесах Тасмании нет, правда, такого разнообразия древесных пород, как, скажем, во влажных тропических лесах штата Квинсленд на северо-востоке Австралии. Здесь господствуют пять-шесть, максимум восемь видов растений, но изобилие влаги и мягкие зимы позволяют им развиваться до исполинских размеров. Эвкалипты и древовидные папоротники соседствуют тут с южными буками и соснами, так что тасманийские леса представляют собой некую смесь тропической растительности и деревьев умеренной климатической зоны.

Животный мир Тасмании, этого осколка Австралии, естественно, очень сходен с австралийским. Лишь некоторые звери и птицы характерны только для острова, и то лишь потому, что на материке они были уничтожены человеком либо вытеснены завезенными им животными.
Прежде всего, только на Тасмании живут два из трех хищников австралийской фауны: сумчатый волк и сумчатый дьявол. Лишь сумчатая куница встречается и на материке.

Когда-то сумчатый волк был широко распространен в Австралии, однако 3 тыс. лет назад он уступил в борьбе за выживание завезенной аборигенами одичавшей собаке динго, оставив равнины континента своим более дружным и агрессивным конкурентам. Этот коротколапый зверь с полосатой, как у тигра, спиной, охотился в основном на кенгуру, не брезгуя, впрочем, также крысами, ехиднами, ящерицами и птицами. На Тасмании трудные дни для него настали, когда остров стали осваивать фермеры из Англии. Нападавшего на овец хищника истребляли нещадно, и сейчас лишь в самых глухих горных ущельях изредка встречаются его следы.

Сумчатый дьявол пока еще сохранился во многих горных районах Тасмании. В отличие от другого распространенного здесь хищника — сумчатой куницы, легко приручающейся и часто живущей в домах вместо кошки, дьявол обладает злобной и неукротимой натурой. Бешеная ярость в сочетании с жутким, воющим ревом, раздающимся по ночам, когда он выходит на охоту, и стали причиной того, что не такой уж крупный (с небольшую собаку) и вовсе не опасный для человека зверь получил такое несимпатичное прозвище.

Меню сумчатых дьяволов состоит преимущественно из ящериц, крыс, небольших древесных кенгуру, попугаев, лягушек, раков. Вред, приносимый им человеку, состоит по большей части в налетах на курятники да изредка в нападениях на зазевавшегося ягненка. Несмотря на угрюмый и в чем-то даже неприятный облик, сумчатый дьявол немало потешает наблюдающих за ним зоологов своими забавными привычками. Скажем, умывается он (единственный из всех животных!) абсолютно по-человечески: сложив лапы ковшиком, чего не могут ни кошка, ни енот, ни мартышка.

В последние годы все больше туристов стремится попасть на Тасманию. Благодаря близости к материку он легко доступен для путешественника, уже пересекшего полмира, чтобы добраться до Австралии. И каждый, побывавший здесь, согласится, что знакомство с этим живописным и своеобразным островом не менее впечатляюще, чем встреча с двумя другими островными жемчужинами Южного полушария: Новой Зеландией и Огненной Землей.

Каждое из этих трех мест необычно и интересно по-своему, ни одно не похоже на другое, но Тасмания в своем обличье несет больше какого-то «европейского» шарма и потому становится ближе и родней сердцу путешественника из Старого Света, хотя экзотика двух других южных островных миров может показаться на первый взгляд более эффектной.
И покинувшему далекий австралийский остров туристу долго еще слышится плеск волн на берегах Бассова пролива и шум буковых крон над голубой гладью горных озер Тасмании.