НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК «БЛЮ-МАУНТИНС»
28.12.2011 11:38

Национальный парк на востоке страны, к западу от города Сиднея. Создан в 1958 году, площадь 97 тыс. га. Охраняет природный комплекс влажных тропических лесов на восточных склонах самой живописной части Большого Водораздельного хребта — Голубых гор. Флора парка включает характерные виды деревьев австралийских тропических лесов (голубой эвкалипт, древовидные папоротники, акацию, мятное дерево). В составе фауны представлены: серый кенгуру, горный кенгуру (валлару), болотный валлаби, кистехвостый и кольцехвостый опоссумы и другие сумчатые. Много здесь и экзотических птиц (рыжая веерохвостка, голубь Вонга, прозелла Кримсона, желтый мухолов, обитающая только в Голубых горах пещерная славка и другие).

Дженоланские пещеры
На юго-востоке Австралии, в той части Большого Водораздельного хребта, которая носит поэтичное название Голубые горы, находится один из самых удивительных уголков «зеленого континента» — Дженоланские пещеры. Этот уникальный подземный лабиринт был открыт в 1841 году. Хотя к тому времени прошло уже полвека с тех пор, как английские поселенцы стали осваивать окрестности Голубых гор, никто и не подозревал, что в их недрах таится одна из красивейших подземных полостей планеты. Открытие сказочной подземной страны произошло, в общем-то, случайно, когда двое полицейских преследовали беглого каторжника, укрывшегося в этом укромном месте.

А вскоре здесь появился человек, который с первого взгляда проникся очарованием Дженоланских гротов и отдал их изучению всю свою жизнь. Его звали Джереми Уилсон, и исследованиям пещерных лабиринтов он посвятил 35 лет. Водном из залов он устроил себе жилье, и частенько неделями не выходил на поверхность, без устали бродя по подземным ходам и открывая все новые каменные шедевры Дженолана.

Слух об огромной пещере прошел по всей Австралии, и сюда потянулись толпы любопытных. Однако эта «самодеятельная спелеология», как и следовало ожидать, ничем хорошим не кончилась. Мало того что зеваки выламывали из стен и уносили понравившиеся им природные скульптуры, но вдобавок несколько горе-туристов погибли, заблудившись в многокилометровых подземных переходах. Поэтому с 1866 года пещера была объявлена национальным достоянием, взята под охрану и вот уже почти полтора века считается одним из самых интересных природных уголков в окрестностях Сиднея.

Но, чтобы понять, как образовалась эта жемчужина Голубых гор, придется сделать небольшое отступление. Восточное побережье Австралии круглый год находится под влиянием влажных пассатов, дующих со стороны Тасманова моря. Однако на их пути мощной стеной встает Большой Водораздельный хребет, собирающий на своих склонах океанскую влагу и оставляющий лежащие за его спиной внутренние равнины во власти пустынь.

Зато сам хребет снизу доверху покрыт густой шубой влажных тропических лесов. В этих вечнозеленых чащах высятся могучие стодвадцатиметровые эвкалипты, достигающие в диаметре десяти метров, древовидные папоротники и хвощи, возносящие свои кроны на 10 м и выше, и своеобразные растения, именуемые травяными деревьями за свой необычный облик. Травяные деревья занимают нижний ярус лесов и выглядят как короткие толстые столбики, увенчанные пышным пучком узких и длинных листьев, похожих на стебли травы.

Папоротники и хвощи в австралийских влажных лесах бросаются в глаза своим ярким и свежим изумрудным нарядом. Они оживляют краски лесной листвы, контрастно оттеняя блеклые голубовато-зеленоватые кроны эвкалиптов. Под их тенистым пологом обитают самые разнообразные представители уникальной фауны «зеленого континента»: звери, птицы, земноводные и пресмыкающиеся, встречающиеся только в этой поразительной части света.

Голубые горы — часть главного австралийского водораздела — с точки зрения ботаники и зоологии не составляют исключения. И здесь, как и по всему побережью, царствуют эвкалипты и папоротники, и здесь под их сенью можно встретить множество удивительных обитателей Австралии: утконоса и древесного кенгуру, казуара, похожего на помесь приземистого страуса с индюком, и медлительного коала, веселого и шумного попугая какаду и блистающую оперением райскую птицу.

Исключительность Голубых гор заключается в первую очередь в их нетипичном для Большого Водораздельного хребта составе горных пород. К этому добавилось обилие дождей и активность поверхностных вод, обычная для таких крутых и довольно высоких гор. Короткие бурные реки, сбегающие к Тасманову морю, проложили в них узкие глубокие ущелья. Местами потоки срываются со скалистых уступов высокими живописными водопадами. А Голубые горы в этом районе сложены древними известняками. Это, собственно говоря, исполинский коралловый риф, возникший миллионы лет назад и сейчас высящийся крутым хребтом над узкой прибрежной низменностью. Вода промыла в толще рифа множество ходов и гротов, которые постепенно слились в одну огромную пещерную систему, получившую название Дженоланских пещер.

От большинства подземных полостей планеты Дженоланские пещеры отличаются двумя особенностями. Во-первых, ее натечные образования — сталактиты и сталагмиты — далеко не всегда имеют привычный любителям подземных прогулок белый цвет. Во многих местах окислы железа, содержавшиеся в воде, украсили их красными, коричневыми или желтыми узорами и полосами, что сделало природные каменные скульптуры особенно живописными. Там же, где железо отсутствовало, стены и колонны подземного дворца отличаются необыкновенной, почти идеально белоснежной чистотой. Кроме того, во многих залах Дженоланских пещер посетители не встречают ожидаемого заранее «царства мрака». В сводах гигантских гротов нередко зияют отверстия и трещины, и солнечные лучи, попадая внутрь залов, причудливо играют на их стенах и колоннах. Этот живописный эффект не заменит никакая, даже самая искусная подсветка.

Таких светлых залов в Дженоланских пещерах три. Самый длинный из них — «Большая Арка» — протянулся на 150 м в толще древнего рифа и с двух концов пронизывается лучами солнца, словно белыми прожекторами. Они эффектно подчеркивают рельеф неровных стен и темные ходы в боковые гроты. В одном из них, кстати, была когда-то спальня первого «пещерного жителя» этих мест — Джереми Уилсона, который устроил себе здесь ложе, выстелив мягким мхом и папоротниками каменную глыбу, возвышавшуюся наподобие софы посреди небольшого зала. Другой зал носит название Арка Карлотты. в честь возлюбленной мистера Уилсона. Он поменьше первого, но подсвечен не менее эффектно.

Самым же впечатляющим является третий зал, настолько поразивший в свое время Уилсона, что он дал ему выразительное имя — «Чертов Каретный Сарай». Почти такой же длинный, как «Большая Арка», он одновременно уходит почти на 100 м в высоту, и все это гигантское пространство освещается косыми лучами света, проникающими сквозь два больших пролома в кровле подземной полости. По дну грота в неописуемом хаосе разбросаны большие и неровные известняковые глыбы, а многочисленные ходы, зияющие на разной высоте в стенах зала, уводят в другие пещеры, расположенные одна над другой и соединяющиеся вертикальными шахтами.

Не меньше поражают посетителей Дженоланской пещеры и лишенные естественного света дальние залы, куда туристы забираются, освещая себе путь свечами. Впрочем, в последние годы часть этих темных гротов оснастили электрической подсветкой. Среди них и самые эффектные и богатые натеками залы: «Сводчатый», «Императорский» и «Речной», по которому протекает самая настоящая подземная река.

Побродив по запутанной сети ходов, связывающих эти каменные палаты, путешественник попадает, наконец, в наиболее грандиозный в этой части пещеры зал «Собор». Высота его около пятидесяти метров, а с потолка тут и там свешиваются белоснежные сталактиты самого различного облика: толстые и тонкие, длинные и короткие. Но при всем разнообразии видов все эти «каменные сосульки» имеют удивительно изящные формы, словно их вылепила рука талантливого скульптора.

В следующем зале туристов поражают каменные занавеси, образованные сросшимися сталактитами и переливающиеся плавными кремовыми складками. А стоит пройти чуть дальше, и натыкаешься на своеобразный ювелирный шедевр природы: длинный ряд тонких и изящных каменных сосулек, просвечивающих насквозь и настолько тонких и нежных, что, взяв в руки палочку, можно играть на них, как на ксилофоне. Возле этого «каменного органа» возвышаются несколько таких же прозрачных сталагмитов, более массивных и похожих на метровые толстые свечи. Подсветка превращает их в своеобразные торшеры, дополняющие интерьер этого «музыкального зала».

За более чем сто лет, прошедших со времен Уилсона, ученым удалось разведать множество новых ходов в гигантской подземной системе Голубых гор, но насколько далеко тянутся Дженоланские пещеры, пока не знает никто. Предполагают, что общая длина их залов и ходов превышает 200 км. Путешествовать по этому таинственному лабиринту даже опытным спелеологам лучше с проводником. А тем, кто отваживается на самостоятельные вылазки, дженоланские ветераны не преминут показать «Грот Скелета», где вот уже полтора века лежат кости бедолаги-туриста, так и не сумевшего найти обратный путь на поверхность.