НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК «СИМПСОН-ДЕЗЕРТ»
28.12.2011 11:37

Национальный парк в центре страны, на восточной окраине одноименной пустыни. Создан в 1977 году, площадь 690 тыс. га. Охраняет природные комплексы песчаных пустынь с колючей травой-спинифексом и полупустынь с одиночно растущими акациями и казуаринами, лишь в период осенних дождей покрывающихся ковром цветущих растений-эфемеров. Фауна включает таких животных, как собака динго, гигантский рыжий кенгуру, сумчатый тушканчик, пустынный бандикут, жирнохвостая сумчатая мышь, сумчатый крот и повсеместно встречающиеся кролики. Из птиц в парке обитают клинохвостый орел (главный охотник на кроликов), волнистые попугаи, зебровый вьюрок, каменка, красноспинный зимородок, черноголовая древесная ласточка и розовый какаду. Среди разнообразных рептилий пустыни Симпсон особенно много ящериц (ящерица-молох, драконовая агама, варан и другие).

Озеро Эйр
Озеро Эйр принято считать самым большим водоемом Австралии. В справочниках даже приводится площадь его — 15 000 кв. км. Но те, кто побывал на нем, вряд л и согласятся с таким утверждением. Скорее всего, попавший сюда путешественник увидит не обширную водную гладь, а бескрайнее море соленой грязи, порой вязкой, а временами и вовсе покрытое твердой коркой. И тогда он поймет, насколько ближе к истине было мнение первых исследователей Эйра, назвавших его «мертвым сердцем Австралии».

Расположенное на южной границе великих австралийских пустынь, занимающих всю центральную часть этого континента, оно представляет собой две огромные, но неглубокие котловины на опаленной солнцем равнине. Эти два бассейна, северный и гораздо меньший южный, соединенные проливом Годиер-Ченнел, занимают вместе территорию почти в 10 000 кв. км. Коричневато-бурая поверхность Эйра, испещренная розовыми блюдцами, наполненными рассолом, окаймлена сверкающей на солнце полосой соли, словно белоснежным инеем. Полтора века назад путешественник, побывавший на этих безжизненных берегах, с содроганием описал это место как «ужасное в своей мертвой неподвижности».

Выжженный, лишенный звериных следов и птичьих голосов мрачный ландшафт окружает Эйр со всех сторон. К северу от него вздымаются зыбкие песчаные барханы грозной пустыни Симпсон, а к западу и к востоку — безжизненные каменистые равнины, по острому щебню которых нелегко проложить путь даже в прочной обуви. С юга же простирается полоса соленых озер и высохших солончаков, включающая два других крупных водоема Австралии — «озера» Торренс и Гэрднер, тоже соленых и лишенных воды большую часть года. Слой соли на дне этих трех великих австралийских озер достигает 1,5 м.

Впадина озера Эйр расположена на 15 м ниже уровня моря. Это самая низкая точка континента. Площадь водосбора главного австралийского водоема превышает площадь Перу или Колумбии, но впадающие в него реки совершенно необычны. Большую часть времени они представляют собой сухие углубления в песке, и только после редких здесь дождей наполняются водой на несколько часов. У них нет даже постоянного, отчетливо выраженного русла, и путь такого временного потока меняется с каждым влажным сезоном. Австралийцы называют эти реки-призраки «криками». Самые длинные из криков — Дайамантина, Джорджина и Куперс-крик — имеют длину почти в 1000 км, но безводные почти весь год их русла уже на следующий день после дождя представляют собой цепочку неглубоких луж, а до озера Эйр вода крупнейшей из них — Дайамантины — доходит лишь раз в 8—10 лет.

Поэтому основным источником питания Эйра являются скупые дожди, которых тут выпадает вдвое меньше, чем, скажем, в Северной Сахаре. Беда еще и в том, что осадки в здешних краях — дело непредсказуемое. Иногда в течение нескольких лет подряд вообще не бывает дождей, а порой за два-три дня (а то и за несколько часов) бурный ливень обрушивает на озеро и его окрестности сразу годовую норму влаги. И тогда на короткий срок сухая соленая впадина заполняется водой, и она буквально взрывается жизнью. На песчаных дюнах северного побережья появляются тускло-зеленые пятна высокой пустынной травы — спинифекса, а глинистые и каменистые участки берегов украшаются куртинами цветов — ярко-красного пустынного горошка, белых астр, желтого ползучего якорца и даже орхидей.

Вода возвращает к жизни водоросли и креветок, пребывавших до этого в спячке под толщей ила, по наполнившимся крикам вода приносит рыб, обитавших в омутах полупересохших русел, а к этому празднику жизни слетаются из ближних и дальних окрестностей многотысячные стаи птиц: уток, чаек, бакланов, длинноногих ходулочников и важных пеликанов. Креветок и рыбы хватает для всех, и скоро на берегах возникают шумные колонии пернатых, где их шустрые обитатели ссорятся, дерутся, кричат, размножаются и выращивают потомство.

Но с окончанием дождей озеро стремительно сокращается в размерах, вода его становится все солонее, и, как только воды и еды становится недостаточно, пернатые путешественники улетают в родные места, иногда через пол-Австралии. Беда, если птенцы к этому времени не успели вырасти и встать на крыло — спасаясь от жары, голода и безводья, родители бросят неоперившихся чад на произвол судьбы. Рыбы, у которых нет возможности улететь, попросту погибнут в озерном рассоле, а от Эйра останется лишь месиво соленого ила, покрытого твердой коркой с поверхности. И вновь в «мертвом сердце Австралии» воцарится пустыня... В иные годы жаркое солнце высушивает всю толщу ила до дна, и тогда на месте озера образуется гладкая, как каток, равнина, идеально подходящая для автогонок. Не случайно именно здесь, в заливе Медиган-Бей, на северном плесе озера, знаменитый гонщик Дональд Кемпбелл установил в 1964 году мировой рекорд, достигнув скорости 664 км/ч на своем болиде «Блю Бёрд» («Синяя птица»).

Обычно же высохшее озеро представляет собой полужидкую вязкую массу, покрытую тонкой, легко проламывающейся соляной коркой. Именно эта предательская трясина не позволила первооткрывателю водоема Джону Эйру выполнить в 1840 году свой дерзкий план пересечения Австралии с юга на север. Непроходимый топкий солончак, преградивший ему путь, заставил смелого первопроходца повернуть назад, не пройдя и четверти намеченного маршрута. Тем не менее, его имя навсегда осталось на карте Австралии, став названием уникального озера в сердце континента.

А ведь когда-то этот самый сухой и бесплодный уголок Австралии жил совсем другой жизнью. В давно прошедшую геологическую эпоху озеро Эйр было частью огромного внутреннего моря, простиравшегося от залива Карпентария до хребта Флиндерс. На его покрытых густыми лесами берегах водились гигантские вомбаты, размером не уступавшие слону (сейчас эти роющие сумчатые ростом не больше барсука). Здесь паслись гигантские кенгуру и трехметровые, похожие на страусов, эму. А в воде кишели исполинские крокодилы и акулы. Впоследствии поднятия суши заставили море отступить. Древние обитатели этих мест давно вымерли, и ученые знают о них лишь из старинных преданий аборигенов и результатов изучения окаменелых останков, найденных близ водоема.

Сейчас район озера Эйр — страна высохших рек, раскаленных солнцем песков, чахлых колючек и призрачных миражей. И только раз в десятилетие особенно удачливый путешественник может полюбоваться во всей красе редким для этих мест зрелищем — блистающим на солнце бескрайним водным зеркалом самого большого озера Австралии.