Зеленый символ Британии
27.12.2011 19:14

Любовь к садам и садоводству в природе любого англичанина. Поэтому только в Лондоне и его ближайших пригородах существует 1700 садов и парков. Британцы возделывают сады, а они, в свою очередь, воспитывают британцев.

Каждый англичанин в душе немного садовод. Если сам он и не выращивает цветов и растений, то обязательно любуется тем, как это делают другие. И неудивительно, что парки стали одним из символов Туманного Альбиона.

При взгляде на карту Лондона сразу замечаешь, как много на ней изумрудных островков - территорий свежести и безмятежности посреди моря шумных улиц.

Сад Кью и пейзажные парки Британии


В начале XVIII века владелец замка Стоу в Букингемшире, в 100 километрах от Лондона, нанял садовника Чарльза Бриджмена, чтобы переделать свое поместье в "естественном" стиле. Процесс переделки занял почти четверть века, так что заканчивали обустройство усадьбы уже другие, не менее известные мастера садоводства - Уильям Кент и его талантливый ученик Ланселот Браун.

Архитекторы подошли к работе творчески. Они создавали живописные перспективы, добивались непрерывной смены картин за каждым поворотом извилистых аллей, обыгрывали красоту крон отдельно стоящих деревьев и умело расставляли в нужных местах романтичные павильоны и скульптуры. Словом, мастера превзошли самих себя и умудрились сделать так, что здешние потрясающие виды казались созданными самой природой и напоминали пейзажи знаменитых живописцев. В результате получившийся парк назвали "пейзажным". Вскоре мода на такие ландшафты распространилась по всей Британии, а потом перешагнула на континент. Так что русская императрица Екатерина II, едва взойдя на престол, сразу же запретила стричь деревья в Царскосельском парке, велела сделать "естественные" пруды с неровными берегами и проложить петляющие дорожки.

Самый знаменитый английский пейзажный парк, Королевский ботанический сад в Кью, в 2009 году отметил свое 250-летие. За это время его территория разрослась до 120 гктаров, количество представленных здесь видов растений перевалило за 33 тысячи, а число посетителей в год достигло миллиона. В воскресные дни сюда приходят отдыхать семьями, благо до парка удобно доехать на лондонском метро.

Сад в Кью хорош в любое время года. Ранней весной его лужайки покрыты крокусами нарциссами, их сменяют тюльпаны, рододендроны и магнолии. Летом зацветают розы и гигантский водяные лилии. Осенью в парке такое разноцветье листьев, что глаз не оторвать, а редкий зимний снежок восхитительно смотрится на зеленых кустиках и алых ягодах. Круглый год открыты оранжереи и павильоны, где растут пальмы, кактусы и другие экзотические растения, причем некоторые из них прибыли в Британию еще на корабле капитана Кука.

Единение с природой в Кью проявляется не только во флоре, но и в фауне. По дорожкам за посетителями ходят павлины, у Коттеджа можно посмотреть на овечек, за которыми следят пастушьи собаки. А еще в парк только что привезли кенгуру-валлаби. Можно не сомневаться, что они приживутся, ведь британцы умеют все продумать. К примеру, в том же Гайд-парке заросли, где живут белки, специально огородили прутьями с точно выверенным расстоянием между ними, чтобы шустрые зверьки, выбираясь за кормом, легко могли пролезть к Вам из своего убежища, а Вы к ним - нет. Просто и гениально.

Парки Лондона, а также графств Суррей и Кент почти заполнили ожереловые попугаи. Как выходцы из тропической Африки и Южной Азии оказались здесь - неизвестно. Но они успешно размножаются и уже насчитывают около 30 тысяч особей.

Хэмптон-Корт


Тем, кто желает посмотреть, как выглядели английский сады до появления моды на пейзажные пари, стоит отправится в королевскую резиденцию Хэмптон-Корт, сохранившуюся со времен Тюдоров. Утопающий в зелени дворец помнит и короля Генриха VIII, и его жен, и его великую дочь Елизавету I. Виноградная лоза растет в парке с 1768 года и исправно дает урожай. А у южного фасада дворца можно полюбоваться Уединенным садом - яркие "цветочные комнаты" невероятной красоты восстановлены в том виде, какой они имели в XVII веке. Есть тут теннисный корт, где поддерживал спортивную форму любвеобильный Генрих, регулярный Фонтанный и пейзажный Дикий парки. Но больше всего посетителей привлекает хитроумный зеленый лабиринт, построенный для короля Вильгельма.

Любовь британцев к садам и паркам, кажется, не знает границ. Утром и вечером они бегают или выгуливают собак в ближайшем сквере. В полдень в садах Темпла в центре Лондона можно наблюдать, как будущие юристы в строгих костюмах в перерывах между заседаниями сидят на скамейках и жуют бутерброды, любуясь цветами (если верить Шекспиру, именно здесь пять веков назад Ланкастер и Йорк сорвали алую и белую розы, положив начало войне).

Словом, англичане проводят в парках уйму времени, да и иностранцы не обходят их своим вниманием. Тут действительно есть на что посмотреть. Да и надо же самим прочувствовать, что означает "отдыхать в чисто английском стиле"!

Грин-парк (Green park)


Первое знакомство с лондонскими парками большинство гостей столицы начинает с прогулки к Букингемскому дворцу. Сотни их ежедневно около 11 часов утра выходят из метро Грин-парк (Green park) и спешат по гравийным дорожкам - они торопятся успеть к смене караула.

С высоты газона за пестрой процессией лениво наблюдают завсегдатаи: студенты с книжками, обнимающиеся парочки и мамаши с колясками, устроившие себе импровизированный пикник. Время от времени к ним присоединяются служащие ближайших офисов и продавцы окрестных магазинов. Покинув на часок свои душные конторы, они с наслаждением сбрасывают носки и туфли и усаживаются с бутербродами прямо на травке. Можно, конечно, удобно расположиться и в сине-белом шезлонге - они призывно стоят неподалеку. Но, во-первых, эта услуга платная, хотя и недорогая. А главное - не будет того ощущения сельской Англии, за которым лондонцы и отправляются в парк в любую свободную минуту.

Гайд-парк


Грин-парк, Сент-Джеймс-парк и Гайд-парк - бывшие охотничьи угодья английских королей теперь образуют зеленый пояс центрального Лондона. Если первый из них напоминает громадную лужайку, а второй - огромную клумбу, то Гайд-парк - словно загородное поместье. На площади 250 гектаров здесь сменяют друг друга сады, поляны, прибрежные заросли камышей и вековые деревья с раскидистыми кронами. В Гайд-парке можно бегать, плавать, кататься на лодке, плескаться в фонтане, лазить по вигвамам, фотографироваться с Питером Пеном, кормить белок и играть в футбол. А можно растянуться на траве и смотреть, как все это делают другие.

Король Карл I открыл парк для публики еще в XVII веке. Но по-настоящему живописным он стал через сто лет, в 1730-м, когда стараниями королевы Каролины в центре парка появилось его главное украшение - огромное искусственное озеро с извилистыми берегами - Серпентайн. Кстати, деньги на создание этого шедевра ландшафтного искусства королева взяла из личных средств мужа Георга II. Когда же он узнал об этом - оказалось поздно. Засыпать пруд, наверное, было бы еще дороже. Зато теперь Серпентайн притягивает отдыхающих, как магнитом. Скамейки у воды всегда заняты желающими полюбоваться идиллическими пейзажами, а на северном берегу работает лодочная станция.

В 2004 году на южном берегу озера появился Мемориальный фонтан принцессы Дианы. Утвердила проект и открывала памятник сама Елизавета II. Сначала критики отнеслись к необычному сооружению прохладно. Но лондонцам мемориал пришелся по душе. По крайней мере, на бортиках его гранитного желоба трудно найти свободное место, чтобы присесть: тут всегда многолюдно. Малыши пускают кораблики, туристы бросают монетки, а тинейджеры смело шлепают через пороги и буруны по щиколотку в воде к тихой заводи, символизирующей конец жизненного пути принцессы. Заливисто звучит детский смех. Скромный памятник оказался таким же живым и непосредственным, какой осталась в памяти "народная принцесса".

К услугам тех, кто хочет не просто помочить ноги в фонтане, а поплавать, на южном берегу Серпентайна летом открыт пляж. Но некоторые этим не ограничиваются. Уже более столетия каждое Рождество здесь собираются члены Клуба пловцов Серпентайна. Они устраивают заплыв на дистанции 100 ярдов, победитель в котором получает кубок Питера Пена.

История установки памятника мальчику, который ни за что не хотел взрослеть, напоминает детектив. В ночь на 1 мая 1912 года под покровом темноты драматург Джеймс Барри, придумавший летающего мальчишку, лично привез и установил монумент в Кенсингтон-гарденс. А утром он дал объявление в "Таймс" о том, что все любители Питера Пена теперь смогут увидеть его в Кенсингтонском саду на берегу Лонг-Уотер (The Long Water). По поводу незаконно установленной скульптуры поступил запрос в палату общин, но бронзового мальчика успели полюбить и дети, и взрослые, так что все оставили как есть.

Именно в Гайд-парке садовник Джозеф Пакстон в 1851 году возвел легендарный Хрустальный дворец - павильон из стекла и металла длиной 564 м. Это удивительное сооружение произвело революцию в архитектуре того времени.